English Контакты Карта сайта
Ассоциация рыбохозяйственных предприятий Приморья Ассоциация рыбохозяйственных предприятий Приморья Ассоциация рыбохозяйственных предприятий Приморья
Главная
Президент АРПП
Cобытия и факты
Обзор СМИ
О нас
Комментарии
English version
Контакты

Наш адрес:
690035, г. Владивосток,
мыс Чуркин, 44 причал.

Телефон/факс:
+7 (423) 227-29-13
+7 (423) 227-06-53

Международный конгресс рыбаков. г.Владивосток

E-mail:

Пароль:

Комментарии » 27 ноября 2006

Резня в Охотском море Когда русские режут минтай, в Пусане – паника

 Резня в Охотском море Когда русские режут минтай, в Пусане – паника

Через полтора месяца в Охотском море начнется очередная минтаевая путина. С годами она превратилась в самый масштабный из всех видов браконьерского промысла. Повторится ли история в 2007 г.?

Страдания Охотоморья

Минтаевая путина для большинства рыбаков – задел на весь год. Они стараются выжать из нее максимальную прибыль. Из всех видов минтаевой продукции наибольшую выручку последние несколько лет приносила икра. Поэтому в процессе переработки уловов экипажи стремятся оставить только рыбу с икрой. А молодь, самцов выбрасывают за борт, чтобы «заполнить» квоту на этот объект промысла только икряным минтаем. За отдельными судами тянется многометровый шлейф дохлой рыбы, который собирает всех чаек Охотского моря. Сколько при этом уничтожается ценнейшего биоресурса (не только нашей страны, но и всего мира), почти никого не волнует.

Многие российские фирмы стараются вывезти как можно больше икры, уже не заботясь о ее качестве. Партии минтаевой икры из России вызывают на иностранных рыбных рынках панику: спрос превышает предложение, идет мощный демпинг цен.

В 2001 – 2005 гг. цена на икру минтая упала с $ 14 за кг до $ 9 (массовые поставки икры в конце апреля – мае 2005-го снизили цену до $ 4 – 6). Среди лидеров по поставкам – предприятия Камчатской области и Приморского края. Вырезая минтай сверх меры и сверх нормы, они рубят сук, на котором сидят – сами же подрывают рынок и сами же от этого несут убытки. Не говоря о том, что в результате варварского промысла минтая его запасы сокращаются. Флот при этом продолжает расти.

В прошлом году дальневосточные рыбопромышленники добыли примерно 24 тыс. тонн минтаевой икры. Совокупный экономический ущерб от незаконного промысла во время Охотоморской экспедиции 2005 г. составил не менее $ 466,5 млн. (Источник этих цифр – монография «Оценка ущерба от незаконного промысла водных биоресурсов в Дальневосточном рыбопромысловом бассейне. Экономические меры противодействия браконьерству». Автор – президент Ассоциации рыбохозяйственных предприятий Приморья Дмитрий Глотов).

Сколько всего произвели и вывезли минтаевой икры из России в 2006 г.? Изучив различные источники, я выбрал цифры, которые, по мнению моих консультантов, наиболее приближены к реальности (это данные на 20 апреля):

Приморский край – 10, 1 тыс. т

Хабаровский край – 2,1 тыс. т

Магаданская область – 0,9 тыс. т

Сахалинская область – 3,7 тыс. т

Камчатская область – 10,7 тыс. т

Корякский автономный округ – 1,2 тыс. т

Чукотский АО – 0,3 тыс. т.

Всего за путину экспортировано около 29 тыс. т. То есть производство икры продолжает расти.

В марте 2006 г. Союз рыбопромышленников Дальнего Востока направил министру сельского хозяйства Алексею Гордееву письмо:

«Неконтролируемые и нерегулируемые поставки в значительных объемах браконьерских уловов являются главной причиной нестабильности и низких цен на рынках Дальневосточного региона, что не позволяет рыбопромышленникам и рыбакам России, которые ведут промысел и реализуют продукцию на легальной основе, получать достойную оплату за свой труд, развивать промыслы и увеличивать налоговую отдачу отрасли, а также подрывают рыбные запасы России». В этом письме приводится такая цифра: от нелегальных поставок уловов только в Японию (без учета портов Кореи и Китая) Россия теряет примерно $ 700 – 800 млн. в год.

По ком звенит «красный колокольчик»

Сообщения из портов стран АТР во время минтаевой путины напоминают фронтовые сводки. Вот что писали иностранные СМИ весной этого года.

Японское издание «Хоккай кэйдзай», 18 апреля 2006 г.: «В прошлом году торги минтаевой икры из России на аукционе в Пусане начинались с $ 15. Со второй половины торгов цена опускалась до $ 12. В этом сезоне цена упала менее $ 10. Такое же резкое падение повторилось на аукционе по продаже икры в США. Говоря о причинах, следует заметить, что в США произведено почти 30 тыс. т. В России – 25-26 тыс. т. Если к этому прибавить икру японского производства, то годовой объем производства икры составит примерно 60 тыс. т.

Японские производители полагают, что для их рынка достаточно 30 тыс. т икры-сырья и готовой продукции из икры.

Сейчас баланс спроса и предложения разрушен низкими ценами. Качество икры плохое. Для компенсации затрат на производство икры русским необходима цена не менее $ 10. Для России прозвенел «красный колокольчик».

Японское издание «Сифудз Ньюс», 20 апреля 2006 г.: «На этой неделе желающих покупать икру было мало. По неполной информации некоторые лоты были проданы по $ 8-7 за кг… Стало известно, что 12 апреля во Владивостоке состоялось совещание промышленников. Было достигнуто взаимное согласие в деле сдерживания производства икры в 2007 г. в объеме менее 20 тыс. т. Но для японских покупателей совершенно непонятно, как можно организовать контроль за производством икры.

В этом году промысел в России завершился с увеличением вылова по сравнению с прошлым годом. Возможно, увеличение производства икры связано с увеличением вылова. В то же время не сделано проверки соответствия объемов производства икры фактическим уловам. В этом отношении аукцион в Пусане сделал еще один шаг в неизвестность».

«Сифудз Ньюс», 25 апреля 2006 г.: «В Пусане количество выставленной на торги икры составило 6 800 т. В ходе процесса все перемешалось. По результатам торгов сделки заключались по ценам примерно в 2 раза ниже первоначально заявленных.

До предыдущей недели в Пусане выставлялось примерно 15 тыс. т, из этого количества 12-13 тыс. т соответствуют закупочным возможностям Южной Кореи. Аукцион продлится до 27-27 апреля. Есть сведения, что на подходе еще 3 тыс. т.

С учетом этой информации окончательное количество произведенной икры продолжает увеличиваться. Несмотря на то, что в первой декаде потеплело, и качество икры ухудшилось, ее производство продолжилось и достигло 29 тыс. т. Возможно, и 30 тыс. т не предел».

Маленькая разница в 29 тыс. т

Как мы уже сообщали, в 2003 г. Камчатская спецморинспекция обнаружила, что данные по объемам российской рыбопродукции, которые публикуются на сайтах корейских портов, почему-то не совпадают с теми цифрами, которые выдают наши капитаны в судовых суточных донесениях (ССД). То есть, к примеру, судно отчитывается, что везет в Пусан 10 тонн краба. А корейцы фиксируют выгрузку с него 20 тонн.

Наши контролирующие структуры начали корейские сайты изучать, сравнивать их данные с нашей статистикой и делать выводы. Спустя три года корейцы решили, что это угрожает их экономическим интересам, и всю информацию по объемам продукции с сайтов убрали. Это произошло летом. Но во время минтаевой путины такую оперативную информацию еще можно было получить. Вот несколько примеров.

БАТМ «Баженовск» (ООО «Востокрыбпром»). Разгрузка в Камчхоне 21 апреля. По ССД – 631 т (в том числе икра минтая). По данным корейцев – 2 000 т.

ТР «Рустика» (ЗАО «Ролиз»). Разгрузка 22 апреля в Камчхоне. По ССД – 1 452 т (в том числе икра минтая). По данным корейцев – 1 870 т.

ТР «Славянка» (ОАО «ДВМП»). Разгрузка в Камчхоне 26 апреля. По ССД – 3 151 т (икра минтая, креветка). По данным корейцев – 3 400 т.

БАТМ «Атлантик Принцесс» (р/к им. Ленина). Разгрузка в Пусане 29 апреля. По ССД – 212 т (в том числе икра минтая). По данным корейцев – 595 т.

Всего с 1 января по 30 июля суда дальневосточных компаний сделали в корейские порты 246 заходов, в результате которых показатели о разгрузке на портовых сайтах оказывались выше, чем в ССД. Разница составила 29,5 тыс. тонн. Я ни в коем случае не утверждаю, что экипажи этих судов что-то скрывали от российских властей. Просто, видимо, корейцы по непонятной причине завышают цифры.

Позор-надзор

Что касается эффективности нашей рыбоохраны в море, одно можно сказать точно: для эффективной работы у нее уже достаточно и сил, и средств.

Во время минтаевой путины-2006 в Охотском море в составе объединенной инспекторской группы был задействован 191 человек: 90 сотрудников от управлений Россельхознадзора (РСХН) Дальнего Востока, 15 – от ФГУ «Севвострыбвод» и «Охотскрыбвод», 86 – от государственных морских инспекций береговой охраны ФСБ. В самый пиковый день (12 марта) количество флота в районах промысла достигло 202 единиц: 8 плавбаз, 2 рефрижератора, 115 крупнотоннажных и 58 среднетоннажных судов, 19 транспортников.

То есть практически на каждое промысловое судно можно было посадить по контролеру. Бывает, что и 2-3 инспектора на одном судне работают. А боевых кораблей в охране морских биоресурсов задействовано уже больше, чем в охране госграницы.

Существует множество показателей, которые помогли бы дать объективную оценку работе контролирующих структур в динамике. Например, любопытно было бы познакомиться с итогами работы МКП (морские контрольные пункты), которые стоят на пути наших судов к иностранным портам. Еще недавно они были чуть ли не главным коньком схемы охраны.

Сегодня о них почти не говорят. Наверное, проще такую информацию перевести в разряд «для служебного пользования», а общественности представить сводку, прошедшую цензуру. Такие пресс-релизы начинаются с общих итогов путины: какое было ОДУ, сколько поймали. Но это официальные цифры, которые можно спокойно получить в рыбводе.

А было бы гораздо интереснее узнать, например, сколько произвели и вывезли той же минтаевой икры. Ведь, по идее, такую статистику контролирующие структуры должны получать от своих сотрудников, которые находятся на судах или в точках контроля. Вот эта информация лучше всего показала бы, как работают флот и организации, надзирающие за ним. Вопрос в том, знают ли эти организации реальную ситуацию по промыслу, по его итогам. Могут ли обеспечить достоверность сведений, поступающих из промрайонов? Надо ли им это вообще?

Впрочем, пограничники хоть какие-то итоги своей работы огласили. Россельхознадзор так и не раскрыл народу тайну: чем же занималось 90 его сотрудников в Охотском море? В свое положение эта федеральная служба много чего вписала, но очень размыто. Какие функции она осуществляет в экономзоне, как и за кем там надзирает, очень сложная тема. Например, она должна контролировать и надзирать за проведением в исключительной экономзоне работ по мелиорации. Мелиорация – улучшение природной среды.

Вопрос уже в том, кто и как такие работы в экономзоне проводит.

А то, что в самой рыбоохране не все в порядке, очевидно. Вот совсем недавние примеры. Как сообщила в ноябре пресс-служба областной прокуратуры, выявлены факты, когда отдельные чиновники чуть ли не в открытую совмещали государственную службу с коммерцией. В 2005 г. не прекратили осуществление предпринимательской деятельности 4 сотрудника местного управления Россельхознадзора. В частности, заместитель начальника управления Леонид Решетцов продолжал числиться в качестве руководителя ООО «Вариант плюс», учредителя ООО «Сокра-флот», ООО «Арктик Вульф», ООО «Сокра сервис», ООО «Дуплет плюс».

Несколько сотрудников нашего управления РСХН привлечены к уголовной ответственности за получение взятки. Возбуждены уголовные дела в отношении должностных лиц РСХН, представивших подложные дипломы об образовании – так для них закончилась госслужба.

В ноябре в Петропавловск были приведены три японских судна «Томи мару 53», «Еукей мару 5» и «Гекюрю мару». Речь идет о незаконном промысле минтая, палтуса и т. д. Рыбу незаконно перерабатывали и транспортировали в Японию. Возбуждено уголовное дело. Но это одна часть истории. Вторая, о которой предпочли молчать, состоит в том, что по закону об экономзоне на иностранных судах, работающих в наших водах, должны находиться должностного лица специально уполномоченного федерального органа исполнительной власти по безопасности. То есть пограничники задержали не только японцев, но и своих же собственных коллег. И уже далеко не в первый раз.

Причем на иностранный борт направляют людей, прошедших по 5 – 7 служебных проверок на надежность. А они, оказывается, не могут элементарно посчитать, сколько судно приняло рыбы.

Но вернемся к отчетам пограничников. Вот цифры, которые были озвучены в СМИ. Во время специальной пограничной операции «Тайфун-2006» с 5 января по 15 апреля в Охотском море применено штрафных санкций к нарушителям на сумму более 8,5 млн. рублей. Изъято более 255 тонн незаконно добытой рыбопродукции. Выпущено в среду обитания более 47 тыс. особей живого краба (около 76 тонн).

Весной 2006 г. мы на страницах нашей газеты сравнили эти показатели с цифрами ущерба, которые были приведены в уже упомянутой монографии Дмитрия Глотова. Сравнение явно не в пользу пограничного «тайфуна». Тогда к нам в редакцию пришло сердитое письмо из Северо-Восточного погрануправления, которое ради справедливости тоже было опубликовано.

«Много вопросов задал корреспондент своим материалом, – говорилось в нем. – Но нет на них ответов, есть только досужие домыслы о том, что за борт выбрасываются тысячи тонн минтая в угоду более валютоемкого морепродукта – минтаевой икры. Но практика контрольных мероприятий и проверки показывают, что нет явных доказательств фактов выброса таких огромных объемов рыбы, как пишет автор».

Все, кто имеет отношение к рыбному бизнесу, знает, что правы все-таки мы. Уничтожение уловов во время минтаевой путины – не «досужие домыслы».

Знает ли флот свою норму?

Теперь несколько слов о норме выхода готовой продукции. Она устанавливается для каждого объекта промысла. Есть норма и для выхода икры минтая. Последние годы она составляет 4,5 % (это соотношение сырца и полученной из него икры). Цифра, возможно, спорная. Ее превышение не обязательно говорит о браконьерстве. Но, тем не менее, она есть. И когда на каком-то судне в течение долгого времени норма выхода икры равна 10 %, это наводит на размышления: ведь не может в уловах быть один только икряной минтай.

Для интереса посчитаем (очень примерно), какой был процент выхода икры в этом году у камчатцев к концу апреля. По результатам промысла официальный вылов минтая предприятиями области составил 123 тыс. тонн. Выход икры, как уже сказано выше со ссылкой на надежный источник, – 10,7 тыс. т. Значит, 10, 7 тыс. делим на 123 тыс. и умножаем на 100 %. Получается в среднем 8,7 %...

Я беседую с исполнительным директором Союза рыбопромышленников и предпринимателей Камчатки (СРПК), ведущим сотрудником КамчатНИРО Сергеем Синяковым. (Перед нашим разговором Сергей Анатольевич проконсультировался с коллегами по институту П. А. Балыкиным, А. В. Бусловым, Н. П. Сергеевой, которые являются одними из самых авторитетных специалистов по минтаю в России).

- Почему последние несколько лет норма выхода икры не менялась и составляла 4,5 %? Влияет ли на нее объем ОДУ?

- Влияет не сам объем ОДУ, а структура промысловых запасов: возраст, процент самок и самцов, а также сроки лова и так далее. Скажем так: 4,5 % средняя величина для путины, которая очень похожа на правду.

- Справедливо ли, что эта норма – на всю путину и на все районы?

- В идеале она должна определяться оперативно во время путины для каждого района промысла. То есть технолог фиксирует конкретный выход икры. Наблюдатель, который находится на том же судне, подтверждает это количество. Они передают эту информацию в штаб путины. Там на ее основе корректируют нормы. Но в сегодняшних условиях это невозможно. Аппарат управления промыслом слишком громоздкий. Поэтому приходится использовать такие усредненные цифры.

- В своей монографии Дмитрий Глотов со ссылкой на КамчатНИРО говорит, что в 2005-м объем выброса молоди минтая в целом по Охотскому морю составил 120 тыс. тонн. Действительно ли КамчатНИРО делал такие оценки? Есть ли подобные оценки по 2006 г.?

- Вот цифры, которые мне дали специалисты КамчатНИРО. В 2005 г. в Камчатско-Курильской подзоне ОДУ превышен на 74 тыс. т. В Западно-Камчатской – на 38 тыс. т. В Северо-Охотоморской – на 54 тыс. т. Итого перелов – 166 тыс. т при ОДУ в 500 тыс. т. В 2006 г. в силу определенных причин институт уже не смог сделать таких оценок.

Я попросил Сергея Синякова взглянуть на оперативный отчет сотрудника одной надзирающей службы, который работал на минтаевой путине этого года. В отчете даны показатели выхода икры и количество самок в уловах по подзонам и месяцам: с января по март. По мнению Сергея Анатольевича, в общем, эти цифры похожи на правду. Обратили на себя внимание два момента.

Первый. Северо-Охотоморская подзона. Третья декада марта. Координаты: 57 21 сев. – 151 19 вост. Изобата 346 м. Самок в улове – 50,5 %. Выход икры – 8,9 %. Второй. Северо-Охотоморская подзона. Первая декада апреля. Координаты: 57 30 сев. – 151 43 вост. Изобата 300 м. Самок в улове – 68 %. Выход икры – 9,9 %. Такие показатели выхода возможны в отдельных тралениях, но в качестве средних по всему району лова вызывают сомнения.

«Чтобы таких вопросов не возникало, надо добиваться прямого учета уловов, – говорит Сергей Синяков. – Сегодня промысел идет так. На борт подняли рыбу. Часть, которая по технологии не подходит, выбросили за борт. Из остатка произвели продукцию, по которой рассчитали улов. Но та рыба, которая была выброшена, в учет уже не попадает.

В свое время был приказ Госкомрыболовства N 50, согласно которому суда были распределены по их производственным возможностям. То есть если у тебя суточная производительность 80 тонн, а квота 400 тонн, то на промысле ты можешь находиться не больше недели. Если находишься больше, то воруешь. Все понимали, что другие меры контроля неэффективны. Но приказ был отменен.

Велико было желание получить максимальную прибыль. В итоге теряются и ресурс, и прибыль».

Кстати, Россельхознадзор сочинил себе очень правильную функцию контроля и надзора за соответствием вылова квотам и ОДУ. Учтите улов, поднятый на борт, и проблем не будет! С другой стороны, сотрудники РСХН действуют по инструкции, согласно которой улов опять же определяется обратным расчетом по выходу готовой продукции. То есть выполняют ту часть обязанностей, которая предпочтительней, и которая также соответствует инструкции. Проще говоря, выполняют инструкцию, но не выполняют должностные обязанности. Это универсальный прием (вспомните лосось: продажу рыбы и икры на рынке до начала и после путины). Если же совместить обе части должностных обязанностей (выполнять и инструкцию по обратному расчету, и учет улова), то инспектор обязан зафиксировать расхождения между объемом улова, поднятого на борт, и объемом, определенным по выходу продукции, и доложить «наверх». Но кто ж его заставит делать свою работу?

Рыбаки сами себя напугали

А сейчас вернемся к событиям, о которых сообщала японская газета «Сифудз Ньюс». В апреле во Владивостоке собрались рыбопромышленники, обеспокоенные ситуацией на рынке. Так появилась Дальневосточная ассоциация добытчиков минтая. Ее президентом стал наш земляк Игорь Евтушок.

- Жизнь заставила объединиться, – говорит Игорь Петрович. – Весной выход икры оказался запредельным. Цена рухнула. И уже все поняли: надо что-то делать. Поэтому решили сообща регулировать минтаевый промысел. Для этого была создана наша ассоциация.

- Сколько сейчас в ней компаний?

- Более 30 со всего Дальнего Востока. Мы продолжаем в нее принимать. Во Владивостоке она каждый раз собирает все больше рыбаков. От Камчатки в ассоциацию вошли такие крупные предприятия, как колхоз имени Ленина, «Камчатимпэкс». Остальные пока думают.

- Какие обязательства берут на себя члены ассоциации?

- Есть совместное решение о том, как вести промысел. Планируем привести в норму выход икры. Сейчас средняя норма для Охотского моря – 4,5 %. Надо ее держаться. Иначе будет как с крабом.

- Как ассоциация собирается контролировать выполнение этих обязательств?

- Если руководитель фирмы сознательно пришел в нашу ассоциацию и принял наши условия, он будет их выполнять. Вопрос в том, как воздействовать на тех, кто нас не поддержал. Будем общаться на эту тему с нашими контролирующими структурами. Если одни работают в пределах 4,5 %, а другие превышают норму, ясно, кого надо проверять.

- Почему рыбаки спохватились только сейчас?

- Процент выхода икры идет резко вверх последние два года. До этого такого не было. Наверное, все решили: больше икры, больше денег. Оказалось – наоборот. Оказалось, чтобы нормально зарабатывать, надо нормально работать. Рынок ограничен. Основной потребитель – Япония. Она не купит больше, чем съест. Какой тогда смысл делать икры больше? Если общими усилиями контролировать количество икры на рынке, можно совместно определять цену. И каждый от этого выиграет.

- Есть мнение, что 4,5 % тоже уже много.

- Сейчас надо придерживаться хотя бы тех норм, которые есть. 4,5 % это все-таки более разумно, чем 8-9 %. Если установят меньший процент, будем работать по нему. Если кто сейчас будет делать меньше, пожалуйста. Главное, чтобы больше не было.

Верните народный контроль

Хорошо, если будет так. Но остается несколько сомнений.

Во-первых, не будем забывать слова Карла Маркса о том, что капиталист ради 200 % прибыли пойдет на любой преступление.

Во-вторых, если предприятие привыкло работать определенным образом, на ее перевоспитание требуются годы. А сохранение или уничтожение ресурсной базы, достаточной для рыболовства, вопрос как раз ближайших лет.

В-третьих, многие рыбопромышленники достигли того возраста, когда уже не планируешь бизнес на 5 – 10 лет вперед. В этом возрасте одна задача: взять напоследок максимум, продать дело и уехать. По неофициальной информации, в ближайшее время Камчатку собираются покинуть 2 рыбных «генерала».

В-четвертых, связи и отношения внутри рыбного бизнеса очень сложные, их не «разрулишь» простыми решениями. Многие большие и уважаемые фирмы тоже, конечно, воруют. Но в рамках приличия. А те, кто ворует много, должны иметь надежную «крышу». Иначе бы им этого не позволили делать. Попробуй с ними бороться, и получишь ракету в борт.

В-пятых, не рыбаки должны контролировать друг друга. Эффективным контролем должны заниматься те, кого государство этой функцией наделило, кто за это получает зарплату. Но, видимо, есть истина в словах: хуже браконьерства только борьба с ним. В нашей стране и за надзирателями надо надзирать.

Может, пора возродить народный контроль, который когда-то действовал совместно с прокуратурой? Если ассоциация минтайщиков действительно собирается навести порядок, то это для нее самая подходящая форма. Вот бы действительно объективно проверить на месте, кто чем занимается в море, не взирая на погоны, звания и «крыши».

Наша газета тоже собирается понаблюдать за ходом минтаевой путины следующего года. Возможно, нам удастся внести скромный вклад в дело спасения минтая Охотского моря.

Кирилл МАРЕНИН.

СПРАВКА «В»

Прикинем приблизительно, какой выход икры был у некоторых предприятий Дальнего Востока. Будем исходить не из общего вылова, а из вылова только по трем подзонам Охотского моря, где, в основном, ловят икряной минтай. Напомню, средняя норма выхода икры здесь – 4,5 %. Вот цифры, которые нам представил наш источник.

>ЗАО «Сахалин Лизинг Флот»

Вылов – 19607 т. Выпуск икры – 1052 т.

Считаем процент выхода икры – (1 052: 19 607) Х 100 = 5,4 %.

Колхоз им. Ленина

Вылов – 15633 т (из них принято 974 т). Выпуск – 1066 т.

Выход – 6,8 %.

ОАО «Океанрыбфлот»

Вылов – 43 452 т. Выпуск – 3907 т. Выход икры – 9 %.

ЗАО «Акрос»

Вылов – 19 607 т. Выпуск – 1994 т. Выход икры – 10,2 %.

Интересно сравнить это с показателями ОАО «ПБТФ». У Преображенской базы другая схема работы. Почти половину рыбы она принимает с СТРов. Их капитанам нет смысла сортировать и выбрасывать уловы, ведь они получают деньги по количеству сданного сырца, независимо, сколько в нем икряного минтая.

Итак, вылов – 50 492 т (из них принято 21 993 т). Выпуск икры – 1 340 т. Выход – 2,7 %.


Комментарии Предыдущее Следующее
Rambler's Top100
Об ассоциации КонтактыКарта сайта