English Контакты Карта сайта
Ассоциация рыбохозяйственных предприятий Приморья Ассоциация рыбохозяйственных предприятий Приморья Ассоциация рыбохозяйственных предприятий Приморья
Главная
Президент АРПП
Cобытия и факты
Обзор СМИ
О нас
Комментарии
English version
Контакты

Наш адрес:
690035, г. Владивосток,
мыс Чуркин, 44 причал.

Телефон/факс:
+7 (423) 227-29-13
+7 (423) 227-06-53

Международный конгресс рыбаков. г.Владивосток

E-mail:

Пароль:

Обзор СМИ » 30 сентября 2009

Сматываем удочки?

Экономическая логика государства наталкивается на непреодолимые бюрократические рифы этого же государства.

Сегодня на всех уровнях провозглашена поддержка и развитие рыбного хозяйства. Оно признано стратегически важным звеном экономики и гарантом продовольственной безопасности страны. Чиновники всех мастей и рангов пишут программы, принимают комплексы мер, развивают береговую инфраструктуру, упрощают режимы досмотров, внедряют передовой опыт зарубежных стран. Так, только за последний год появилась Стратегия развития рыбной отрасли до 2020 года, был разработан комплекс мер по развитию береговой инфраструктуры для приемки, хранения и переработки рыбной продукции, введены льготные налоговые режимы (ЕСХН, снижена ставка сбора за пользование ВБР), оптимизированы правила проведения ключевых дальневосточных путин – минтаевой и лососевой, приняты решения о создании госкорпораций и нацпредприятий.

Однако масштабное и, казалось бы, всесторонне вмешательство государства в отрасль пока не приносит конкретных положительных результатов. Флот продолжает стареть, новые заводы никто не строит, Мировой океан так и остается притчей во языцех. Экономическая логика государства наталкивается на непреодолимые бюрократические рифы этого же государства. И налогообложение, пожалуй, главный бич рыбной отрасли в этом смысле.

Налоговый Кодекс Российской Федерации, а точнее сказать, его глава 25.1, не поспевает за динамично развивающимся отраслевым законодательством. И заложником этой ситуации оказываются рыбаки. Тратя не только нервы, но и колоссальное количество денег, рыбопромышленники вместо решения своей основной задачи – вылова водных биоресурсов и производства продукции из них – отстаивают в судах свои права. Год назад – чтобы платить за выловленный биоресурс по факту – один, а не два, три, четыре или пять раз. Сегодня – чтобы не платить лишних налогов. Речь идет о налоге на добавленную стоимость (НДС), который взимается с услуг по предоставлению по договорам аренды судна с экипажем для вылова ВБР за пределами 12-мильной зоны, о налогообложении при реализации рыбной продукции на внешнем рынке и о возмещении НДС по приобретенным материалам и услугам, связанным с производством рыбной продукции; а также о применении 15-процентной ставки сбора при условии, что доля дохода от реализации уловов ВБР и (или) произведенной из них рыбной продукции составляет не менее 70%.

Риф 1

Говоря об обложении налогом на добавленную стоимость (НДС) услуг по предоставлению по договорам аренды судна с экипажем для вылова ВБР за пределами 12-мильной зоны, необходимо заметить, что он, в прямом смысле, возник внезапно. Дело в том, что до 2005 года налоговые органы трактовали ст.148 НК РФ, которая и регулирует данный вопрос, совершенно однозначно. Но обо всем по порядку.

Рыбопромышленники в целях освоения квот сдают свои суда за территорией Российской Федерации во фрахт по договору тайм-чартера (т.е. договора фрахтования судна с экипажем на время). Суда и сдаются и принимаются за территорией России. Исходя из этого, рыбопромышленные компании, руководствуясь п.2 ст.148 НК РФ, считали, что данная операция (по сдаче судна в аренду во фрахт за территорией РФ), а соответственно и доход от нее не подлежат налогообложению, ведь судно сдается во фрахт и принимается за 12-мильной зоной.

До конца 2005 – начала 2006 года такой подход не вызывал нареканий со стороны налоговых органов. Но именно в это время налоговые органы Сахалинской области впервые рекомендовали налогоплательщикам доначислить НДС по договорам фрахта, ссылаясь на то, что в данной норме говорится о том, что операции по предоставлению судов по договору тайм-чартера, а также по договорам перевозки не облагаются налогом в том случае, если транспортировка осуществляется между портами за пределами РФ. Таким образом, налоговики посчитали, что "необложение" касается только договора перевозки и на договор тайм-чартера для осуществления услуг по вылову и т.д. не распространяется.

- Для налоговых органов нет разночтения. Статья 148, где говорится о месте реализации, в первую очередь определяет, где предприятие состоит на налоговом учете, является ли оно российской организацией или нет. В данном случае сделка осуществляется между двумя российскими организациями. В этой статье сделаны исключения, говорящие о том, что не является облагаемыми налогами сделки между российскими организациями, если судно сдается для транспортировки, конкретно – для международной перевозки. А международной перевозкой признается транспортировка между портом РФ и иностранным портом. Поэтому жалобы, когда рыбопромышленные компании не признают доначисленный по результатам выездных камеральных проверок НДС, мы не удовлетворяем. Мы пользуемся уже сложившейся устойчивой арбитражной практикой, наработанной в ДВФО, – озвучивает позицию налоговых органов начальник отдела налогообложения юридических лиц Ольга КУЗЬМИНСКАЯ.

Однако еще в 2006 году все попытки налоговиков доначислить налог были остановлены разъяснительными письмами Минфина, который, ссылаясь на пп.1.1 п.5 ст.148 НК РФ, по сути, стал на сторону рыбаков. Логика Министерства финансов была проста – операции за территорией России связаны с фрахтованием, поэтому нет базы для налогообложения.

Однако уже в 2007 году налоговые органы, игнорируя рекомендации Минфина, стали доначислять НДС. Судебные споры, затеянные возмущенными рыбаками, были ими проиграны. А в 2008 году поднялась волна налоговых проверок, итоговым результатом которых стали доначисления налога на добавленную стоимость на услуги по предоставлению по договорам аренды судна с экипажем для вылова ВБР за пределами 12-мильной зоны. Исходя из того, что данная операция не является "перевозкой", суды всех инстанций решали споры в пользу налоговых органов.

Вместе с тем надо заметить, что существующая в Дальневосточном федеральном округе арбитражная практика прямо противоположна практике, сложившейся в Северо-Западном округе. Суды СЗФО иначе трактуют п.2 ст.148 НК РФ, признавая, что данный налоговый режим (нулевая ставка сбора НДС) применима не только к перевозкам, но и к договорам фрахтования.

На сегодняшний день ситуация такова: первое дело компании "Дальвест" до Высшего арбитражного суда так и не дошло – его не приняли для рассмотрения по существу. Вместе с тем принято к рассмотрению дело ЗАО "Интрарос", которое будет рассматриваться 13 октября. Все остальные дела Высшим арбитражным судом пока приостановлены до рассмотрения данного дела и выработки по нему принципиальной правовой позиции.

Риф 2

Что касается налогообложения при реализации рыбной продукции на внешнем рынке и возмещении НДС по приобретенным материалам и услугам, связанным с производством рыбной продукции или применения нулевой ставки сбора, то эта проблема была порождена вступившими с начала этого года поправками к Закону "О рыболовстве" и направленными на его реализацию постановлениями Правительства РФ (№ 184 от 19 марта и № 990 от 24 декабря 2008 года).

Еще в момент Охотоморской минтаевой путины, когда армада судов двинулась в дальневосточные порты с целью декларации груза и, в большинстве случаев, последующего его вывоза за рубеж, возник вопрос – является данная рыбная продукция экспортной или импортной. Когда она приходит в порт, ее требуют оформлять как экспортную, а когда начисляют таможенные пошлины, заставляют писать "импорт". Улов из экономзоны не в полной мере соответствует статусу "российского товара", прописанного в Таможенном кодексе. А если так, то рыбопродукцию, доставленную в порт, вполне можно оформить по упрощенной схеме – как транзитный груз. Если же это товар отечественного производства, тогда НДС, который уплатили предприятия, должен быть возвратным. Вместе с тем, чтобы претендовать на возврат налога, необходимо предоставить в налоговые органы поручение на разгрузку. Но разгрузка на самом деле не осуществляется. Тогда логично считать этот товар иностранным. В этом же случае он НДС не облагается.

Уже тогда рыбопромышленники заговорили о том, что это противоречие не позволяет не только составлять сметы и планировать расходы, но и подавать налоговую отчетность. Как в воду глядели…

Ст.148 НК РФ говорит о том, что налогообложение производится в том случае, если на момент начала отгрузки товар находится на территории РФ. Следовательно, может применяться нулевая ставка. В данном случае товар отгружается из района промысла и идет в адрес иностранного грузополучателя через порт Владивосток (или любой другой российский порт, согласно ст.19 Закона "О рыболовстве"). Началом отгрузки налоговые органы считают именно отгрузку из района промысла (в грузовых таможенных декларациях, что выдают таможенники в российских портах, штамп на отгрузку отсутствует, так как фактической разгрузки не происходит) и оценивают данную операцию как реализацию товара не на территории РФ. Следовательно, НДС она не облагается, а значит, и права на возмещение этого налога из бюджета не возникает.

Ситуация складывается таким образом. Рыбопромышленные компании НДС платить все же должны – попадая на таможенную территорию РФ, рыбопродукция декларируется и попадает в свободное обращение уже как российский товар, который облагается налогом на добавленную стоимость. Затем товар вывозится в режиме экспорта. Для подтверждения вывоза товара за пределы таможенной территории и возмещения уплаченного НДС из бюджета (применение нулевой ставки сбора) в налоговую инспекцию необходимо предоставить ряд документов, среди которых – копия поручения на отгрузку экспортируемых грузов с указанием порта разгрузки, с отметкой таможни РФ "погрузка разрешена". Однако, как уже было замечено, данной отметки по понятным причинам в поручениях на отгрузку нет.

Виталий НОВИКОВ, заместитель директора ЗАО "Магеллан", обращает внимание на подпункт 4 пункта 1 статьи 165 Налогового Кодекса РФ, где говорится о том, что для подтверждения обоснованности применения нулевой налоговой ставки при выполнении работ (оказании услуг), предусмотренных подпунктом 2 пункта 1 статьи 164 настоящего Кодекса (работ (услуг), непосредственно связанных с производством и реализацией товаров, вывезенных в таможенном режиме экспорта, а также товаров, помещенных под таможенный режим свободной таможенной зоны) "при вывозе товаров в таможенном режиме экспорта судами через морские порты для подтверждения вывоза товаров за пределы таможенной территории Российской Федерации налогоплательщиком в налоговые органы предоставляются следующие документы: копия поручения на отгрузку экспортируемых грузов с указанием порта разгрузки с отметкой "Погрузка разрешена" пограничной таможни Российской Федерации; копия коносамента, морской накладной или ЛЮБОГО иного подтверждающего факт приема к перевозке экспортируемого товара документа, в котором в графе "Порт разгрузки" указано место, находящееся за пределами таможенной территории Российской Федерации".

- Таким образом, налогоплательщик может представить любой (а не любые) из перечисленных документов. Мы не предоставляем поручения на отгрузку. Но мы предоставляем иной документ – например, коносамент, который подтверждает вывоз товара за пределы таможенной территории. Поэтому мы полагаем, что требование по транспортным сопроводительным документам соблюдается.

Аналогичной позиции придерживаются и в таможенных органах. Вот что отвечает на запрос генерального директора рыболовной компании "Гессар" Виктора ВЕНЦЕЛЯ о возможности поставить пометку "Погрузка разрешена" начальник Первомайского таможенного поста Олег КОСИК: "В связи с тем что фактическая выгрузка продукции не производится, пометку "Погрузка разрешена" поставить не можем. Дополнительно сообщаем: подтверждением фактического вывоза товара за пределы таможенной территории Российской Федерации могут являться документы, предназначенные для таможенных целей – общая декларация, декларация о грузе и т.д…".

Получается, что отнести на затраты НДС рыбаки не могут – потому что нет реализации товара за пределами РФ. Есть реализация в режиме экспорта. Однако если они заявят декларацию по нулевой ставке и не предоставят погрузпоручения с пометкой "Погрузка разрешена", как того требует налоговая, то через 180 дней им доначислят 18% НДС, без возмещения. Разницу в этом вопросе можно посчитать "на пальцах": если вы заплатите в налоговую сто рублей НДС и возместитесь, вам вернут сто рублей, а если спишете эту же сумму на затраты, вам вернут двадцать рублей.

Точка в этом вопросе пока не поставлена. На сегодняшний день дело находится на стадии рассмотрения возражений, рассмотрения актов выездных налоговых проверок. Арбитражной практики пока нет.

Риф 3

Третий вопрос касается возможности применения 15-процентной ставки сбора за пользование ВБР. В соответствии с пунктом 7 статьи 333.3 НК РФ рыбохозяйственными организациями, уплачивающими сбор за пользование ВБР в размере 15% ставок сбора, признаются организации, осуществляющие рыболовство и (или) производство рыбной и иной продукции ВБР и реализующие эти уловы и продукцию при условии, если в общем доходе от реализации товаров (работ, услуг) таких организаций доля дохода от реализации их уловов ВБР и (или) произведенной из них рыбной и иной продукции из ВБР составляет не менее 70 процентов.

Вопрос, который порождает сегодня споры, состоит в следующем – как определять эту долю дохода? Включается ли при расчете удельного 70-процентного веса покупное сырье?

Позиция УФНС РФ по ПК заключается в том, что в 70% входит доход от реализации собственных уловов ВБР, что не вызывает никаких сомнений, и доход от реализации продукции, произведенной исключительно из собственных уловов водных биоресурсов.
- Пунктом 7 статьи 333.3 НК РФ законодатель предусматривает условия, при выполнении которых рыбохозяйственная организация вправе применять ставку сбора в размере 15% от установленной п.4 и 5 ст.333.3 Кодекса. К этим условиям относятся следующие.

Организация должна осуществлять: рыболовство и (или) производство рыбной или иной продукции из водных биологических ресурсов, в том числе на судах рыбопромыслового флота, используемых на основании договоров фрахтования; должна осуществлять реализацию этих уловов и продукции; доля дохода от реализации их уловов водных биоресурсов и(или) произведенной из них рыбной или иной продукции из ВБР составляет в общем доходе от реализации товаров, работ, услуг таких организаций не менее 70%.

Загвоздка в прочтении и толковании, казалось бы, однозначного текста, считает Виталий Новиков.

- Сама по себе формулировка пункта несколько некорректна. Предприятия, у которых доля выручки менее 70% однозначно не имеют права на применение государственной льготы – 15-процентной ставки сбора за ВБР. Проблема не в этом, с этими предприятиями как раз все понятно. Проблема заключается именно в порядке определения суммы, которая включается в эти 70%. Не говоря уже о периоде, за который эта сумма насчитывается (этого законодатель не определил). Сейчас мы не можем понять, как считать.

Обратимся еще раз к тексту пункта 7 статьи 333.3 НК РФ: "…доля дохода от реализации их уловов ВБР и (или) произведенной из них рыбной и иной продукции из ВБР составляет не менее 70 процентов".

- Проблема в слове из них, – говорит Виталий Новиков. – Мы полагаем, что из них значит из ВБР, что совершенно логично следует из конструкции данного абзаца этой правовой нормы. Потому что речь идет не только о предприятиях, которые ловят, реализуют уловы, но еще и о тех, которые осуществляют производство. А налоговый орган пытается нам говорить, что в слово из них вложено из их уловов, что совершенно не следует из конструкции рассматриваемой фразы.

В настоящее время рыбацкие предприятия можно условно разделить на несколько категорий:

1. Предприятия, осуществляющие добычу и переработку ВБР собственным флотом.

2. Предприятия, осуществляющие добычу и переработку ВБР собственным флотом, а также переработку (как собственным флотом, так и на береговых рыбоперерабатывающих мощностях) ВБР, купленных у сторонних организаций (сельдь, сайра, лосось, донно-пищевые породы рыб и т.д.).

3. Предприятия, осуществляющие добычу ВБР собственными силами, а переработку ВБР как собственными береговыми рыбоперерабатывающими мощностями, так и сторонним флотом (прежде всего промысел лосося).
Для первой категории предприятий проблем нет, а для второй и третьей категории возникают проблемы, связанные с угрозой потери льготы по уплате сбора за пользование ВБР (вместо 15% придется платить 100%), так как налоговые органы считают, что доход от реализации продукции, изготовленной из купленных ВБР, не входит в 70%.

Таким образом, в настоящее время ряд предприятий, осуществляющих освоение собственных квот и имеющих льготу по уплате сбора за пользование ВБР, считают нецелесообразным выставлять флот "на приемку" прежде всего лососевых, а в будущем, вероятнее всего, и сайры, так как прибыль от работы на приемке будет "съедена" потерей права на льготу.

Рыбаки абсолютно не согласны с позицией налоговых органов.
"Мы считаем, что данная норма введена в качестве "дубинки", уничтожающей отрасль, как по незнанию собираются сделать налоговые органы, – говорит генеральный директор ООО "РК "Гессар" Виктор Венцель. – Обратите внимание, в предыдущей редакции п. 7 ст. 333.3 НК РФ данная норма не ограничивала включения в 70 процентов доходы от реализации продукции, полученной при переработке покупных ВБР.
Термины "рыболовство", "уловы водных биоресурсов" не определены в НК РФ, в связи с чем они должны применяться в значении, используемом в Законе "О рыболовстве".

Согласно пункту 8 статьи 1 Закона "О рыболовстве", термин "рыболовство" включает в себя деятельность по добыче (вылову) водных биоресурсов, а также деятельность по приемке, обработке, перегрузке, транспортировке, хранению и выгрузке уловов водных биоресурсов, производству рыбной и иной продукции из водных биоресурсов.

При этом "уловы водных биоресурсов" – это живые, свежие, охлажденные, замороженные или обработанные водные биоресурсы, определенный объем которых добывается (вылавливается) при осуществлении промышленного рыболовства, прибрежного рыболовства.
"Из анализа указанных норм следует, что плательщиками сбора в размере 15% ставок сбора признаются организации, осуществляющие рыболовство, то есть деятельность по добыче (вылову) водных биоресурсов, по приемке, обработке, перегрузке, транспортировке, хранению и выгрузке уловов водных биоресурсов, и реализующие эти уловы и продукцию, при условии, что в общем доходе от реализации товаров (работ, услуг) таких организаций доля от реализации их уловов водных биологических ресурсов и (или) произведенной из них (из биоресурсов, а не их собственных уловов) рыбной и иной продукции из водных биоресурсов составляет не менее 70 процентов, – продолжает Виктор Венцель.

- Более того, мы считаем, что, если есть двусмысленность в толковании данной нормы, то в соответствии с п. 7 ст. 3 Налогового кодекса РФ все неустранимые сомнения, противоречия и неясности актов законодательства о налогах и сборах толкуются в пользу налогоплательщика (плательщика сборов)".

Арбитражная практика по данному спорному вопросу пока отсутствует.

Лежачего не бьют!

По логике законодателя, предусматривая те или иные льготы, предприятие высвобождает средства, которые идут на его развитие – на постройку нового флота, на переоборудование производственных мощностей, строительство заводов по переработке, освоение новых объектов и районов промысла. Это дальновидный ход, который предполагает увеличение налоговой отдачи в будущем. Однако все стратегические планы наталкиваются на непреодолимые препятствия, а точнее – на крючкотворство и бюрократизм чиновников, на вполне "логичное" желание последних – получить конкретную отдачу прямо здесь и прямо сейчас.
Вот и получается, что на практике вся государственная поддержка – миф. Законодатель вроде как протягивает руку помощи – в виде госпрограмм, льгот и дотаций, послабляющих налоговый режим, но стоит рыбакам этой помощью воспользоваться, как их тут же бьют по рукам. Оказывается, "этот режим применить нельзя", "здесь вы под критерии программы не подходите" и т.д.
Невольно вспоминается рассказ Антона Павловича Чехова "Каштанка". И в данном случае рыбаки супротив государственных чиновников все равно что Каштанка супротив человека.

Ксения ПИСАРЕВА.
Журнал “Fishnews – Новости рыболовства”, cентябрь 2009 г.


Обзор СМИ Предыдущее Следующее
Rambler's Top100
Об ассоциации КонтактыКарта сайта